Без цензуры. Часть II. "Любовь – это главное испытание в жизни... "

— Думаешь?

— Да. Про сердце, потому что внутри сердца не бывает серого чего-то. Бывает или светлое, или черное. То есть когда человек гневается, раздражается, он вытесняет светлое и занимает место черное. И так у каждого человека два пути. Один – где все хорошее, чудеса, хорошие события в жизни, и по нему можно идти, чувствовать его и понимать только тогда, когда в твоем доме, в твоем сердце есть светлое. Когда темное, ты идешь по второму пути. Второй путь очень сильно наказывает, и таким образом, когда идешь по второму темному пути, ты препятствуешь, мешаешь счастью внутри тебя.
Поэтому даже если человек обижает меня сильно, я всегда найду какие-то моменты. Созданы же мы по образу Божьему? Значит, что-то все равно есть хорошее. Будем верить, что в каждом человеке больше хорошего, и всегда я смогу найти, видеть это хорошее и именно любить человека. Когда человек будет мне делать гадости, а я буду любить его. Мне кажется, это сильнее, чем всякие *.

 

— Но это очень трудно – когда тебе делают гадости, а ты его любишь

— Конечно. Но это плата за то, что… Мы же тоже делаем каждый день гадости этому миру, правильно?

 

— Бывает.

— Они же нам прощаются. И мы должны прощать. Не «бывает», а каждую минуту, каждую секунду.

— Ты помнишь свою первую любовь?

— Да. Первая любовь была в институте. Просто первая симпатия – была девочка Ира в школе. Была песня, не помню кто пел, «Стюардесса по имени Жанна». 

 

— Ну, кто-кто? Володя Пресняков. Он и сейчас ее поет в новой аранжировке.

— У меня есть запись на кассете, там мой детский неокрепший голос, мы с другом делали подарок этой девочке. Песня «Стюардесса по имени Жанна». Мы переключали на запись магнитофон, и я детским голосом вставлял: «Стюардесса по имени Ира, обожаема ты и желанна!» И эту песню ей подкладывал в портфель. Конечно, я это все помню.

 

— Это в каком классе было? Ты уже, наверное, был старшеклассником.

— Нет. Детский голос еще, не сформировавшийся. Это первая симпатия.

 

 

— А ты в школе хорошо учился?

— Да, без троек. На отлично невозможно было учиться. Наверное, знания позволяли, но не позволяло поведение. Дело в том, что я не очень уважал учителей, я с ними на «ты» говорил.

 

— А за что их любить-то? 

— Нет, на «ты». Я не терпел какого-то. То, что мне надо было, я сам брал эти знания. Когда меня поучают, я не могу.

 

— Ты Лев. А в год кого? 

— В год Петуха.

 

— Слушай, это же очень хороший военный получился. Я сейчас вспоминаю свои астрологические познания, Лев, рожденный в год Петуха, - это очень хороший военный.

— Там же разные Петухи есть. У меня металлический Петух. 

 

— Я тоже чего-то там металлическая. А в армии ты не был? 

— Не был.

 

— Ты откосил или что? Справочки принес?

— Я не люблю оружие. Я ничего не скрывал, я так и сказал, и не пошел. Я не люблю оружие, я считаю, это противоестественная вещь. Для меня армия – это противоестественная вещь. Я люблю мир, красоту, людей. Тем более та армия, которая сегодня вообще меня не прельщает. Хотя не знаю.

 

— От любви до ненависти, говорят, один шаг.

— Нет, неправда. Любовь – это главное испытание в жизни. Никто не говорит, что будет всю жизнь хорошо и легко. Вот чем меня подкупила Алена Водонаева, участница проекта? Она постоянно рассказывала про своих маму и папу, что у них… Вот у меня у родителей были такие отношения, плохие, так скажем. Они то разводились, то сходились, не очень. А мне всегда хотелось крепкую семью.
Алена всегда рассказывала, что у нее и папа, и мама до сих пор пишут записочки друг другу, что любовь у них много лет. Вот это, наверное, главное испытание в жизни - не то чтобы вытерпеть друг друга, но поглотить этого человека, растворить в себе, не отторгать его при любых ошибках, даже если он оступается, если больно делает. То есть все это надо вытерпеть – вот это любовь. На это можно не решиться.
Я считаю, любовь – это осознанная вещь. То есть не страсть, которая захватывает и отпускает, а это осознанный шаг, большой и на всю жизнь. Если ты раз пошел на встречу, тебе предлагают, ты видишь искренность в глазах, ты не имеешь права делать шаг назад, потому что это главное испытание. Можно уйти с работы, можно уйти из компании, еще откуда-то, но бросить человека, которого ты растворил в себе, – это противоестественно и сложно.

 

— Ты так говоришь, что я прям прониклась такими романтическими чувствами. Я думала, сейчас уже нет таких людей, тем более молодых, которые так рассуждали бы, мыслили. У меня представление о юном молодом поколении как о более прагматичном и расчетливом.
А тебя вообще узнают на улицах?

— Конечно. Сюда я приехал на метро, честно скажу. Когда мне проблематично ехать на машине, долго или далеко, я научился ездить в метро так, что меня не узнают. Есть специальное место, где я встаю, быстро передвигаюсь.

 

— Шапка и очки?

— Нет. Я ходил на «Дом-2» почему-то так – в шапке и очках, поэтому меня узнают так даже больше. Нужно, чтобы человек в глаза не успел посмотреть, и поэтому прячу глаза, как будто бы украл что-то или убил кого-то, как будто сделал что-то постыдное.

 

— Мы не развили тему Ксюши Собчак. Ты сказал, что она хорошая бизнесвумен.

— Да. 

 

— Это все? Это ее исчерпывающие характеристики? А чисто женские? 

— Неухоженной она не может быть, потому что финансовое состояние ей позволяет быть такой. 
Я не смотрю на лицо, я смотрю внутрь. Я считаю, ее ошибка в поведении с мужчинами в том, что она мерится мужскими половыми органами. И всю жизнь она будет это делать вместо того, чтобы любить и получать от этого удовольствие. И поэтому до сих пор…

 

— Может, постарше станет, поумнеет?

— Нет, на самом деле несчастная девочка, мне искренне жаль. Сам я не имею права вмешиваться. В такой ситуации, конечно, не будешь, чтобы она позвонила и сказала: «Май, помоги мне, морально или как-то». Но если бы такая ситуация была, я всегда бы отозвался, помог ей. Ей очень тяжело, несмотря на внешнюю легкость. И, конечно, где сокровище твое, там и сердце твое. Если сердце в деньгах, то это очень сложно. Это несчастная девочка, правда.
Я тут недавно ехал с одним человеком на машине, я его спрашивал: «Как жизнь, как дела?» Я люблю спрашивать, как жизнь, как дела. И вот он мне говорит: «Заработал столько-то денег». Я говорю: «А жизнь как?» - «Ну, как жизнь? Если заработал хорошие деньги?» - «А как душевное настроение?» - «Ну вот коплю, хочу колонки купить за 10 тысяч долларов» - «Понятно. Беги от денег» - «Да ты что? Если я от них убегу, я не заработаю на колонки». То есть человек все время живет в деньгах. Несчастный этот человек, я думаю.
Вот у меня есть необходимое, я люблю простую еду, я люблю просто редьку с хлебом с оливковым маслом, или просто вареную картошку.

 

— Да ведь это самая здоровая еда, самая нормальная.

— У меня простота, открытость. Я думаю, что у Ксении бывают такие моменты просветления сознания, когда она понимает сама все эти странности своей жизни, но наверняка это бывает редко и она пытается загнать это глубоко-глубоко вовнутрь и внешне оставаться «успешной», «счастливой», «сияющей». Светской львицей я не могу назвать ее, потому что свет для меня – это, в первую очередь, из поколения в поколение, это культура, это искусство, это именно свет. Я могу назвать ее популярной.
Жалко, что имея такую возможность… Ну, тоже, наверное, не все только со знаком минус. Каждый человек, который обретает некую популярность, должен передать некую информацию тем, кто на него смотрит. Ты знаешь дерево по плодам его, что оно несет. Ну, что она несет? Хорошее или плохое? Вот так если вдуматься… Ну, ладно.

 

— Ну, судя по передаче «Блондинка в шоколаде», она ничего хорошего не несет. Ну, это сейчас модно. С точки зрения ее воздействия на молодое поколение, на молодых девочек, очевидно, отрицательное.

—Нет. Все равно же она несет какую-то информацию? Какую? Надо над этим задуматься, и там все ответы на вопросы. Я не берусь говорить об этом. 

 

— Да, это чисто субъективное восприятие, в меру образования, культуры, интеллекта человека. И тех же финансовых возможностей. Ну, хорошо. Меня даже беспокоит немножечко твое будущее. Ты сказал, что ты сейчас немножечко выпал. И что? У тебя никаких предложений нет? Или это действительно внутреннее твое одиночество?

— Нет, у меня периодически есть предложения. У меня есть все необходимое, иначе я бы сейчас пришел пешком, голый и ничего бы не ел. А раз я хожу и одетый, то, наверное, какие-то предложения есть. Но с неба деньги не падают все равно. Есть самое необходимое.
Если сейчас будет какое-то предложение, которое занимает у меня… в общем, разные ценности. Вот есть бабуля, недавно по телеку смотрел, которая тоже бизнесмен. Она катает маленькие валеночки и продает их. У нее бизнес, она популярная, ее знают. Но все деньги, которые зарабатывает, она отдает деткам в детские дома. И она говорит: «Я счастливая». Она не несчастная, прошу заметить. Вот если у меня есть предложение, которое делает меня несчастным, даже в перспективе, которое пустое и не несет в себе пользы, я иду на холостом шагу, необходимые деньги получаю, и все.

Если у меня будет какое-то предложение, которое будет нести пользу, которое будет нести в себе какую-то положительную материю, я с удовольствием соглашусь. Сейчас пока я отказываюсь. 

 

— То есть уже избирательно подходишь к этому?

— Почему нет?

 

— Обычно так избирательно подходят люди… Ты извини, я понимаю, что ты другой человек. Я привыкла, что современные люди…

— Я счастливый, я имею возможность жить сам, иметь необходимое. Мне больше не надо, это правда. Если у меня получается больше, я начинаю дурить, я начинаю пустеть, портиться, смердеть.

 

— Это потому, что у тебя еще нет семьи. У тебя нет жены, которую надо содержать.

— Мне мама недавно выдала. Мы вынуждены редко встречаться. Я считаю, Новый год – семейный праздник, я всегда так и говорю. У меня раз или два было, когда уже в сознательном возрасте я встречал с семьей. Мне так хочется всегда праздновать вместе с семьей. Звонит мама и говорит: «У меня все есть, только Снегурочки нет. Елка есть, все есть».

 

— Это намек?

— Нет еще. Я не понимаю, о чем она говорит. Потом говорит: «Ну, не нашла я Снегурочку, купила Барби, поставила с Дедом Морозом». Я говорю: «Мамулечка, а зачем?» - «Ну, вот как-то нет у тебя Снегурочки, ты один». 

 

— Ой, не знаю. Я понимаю, когда матери дочерей волнуются, что они не замужем. А матерям сыновей… Может быть, я этого не понимаю, потому что у меня дочка? 

— Я не думаю, что я могу что-то дать. Во мне нет ничего такого, что я мог бы пока дать своей семье. Опять вернемся к слову «пустой». Семья – это серьезно, это сложно.

 

— Какие твои годы? Мужчинам вообще до сорока лет можно порхать, яко мотылек. Правда, уже напорхавшись, может уже ничего не захотеться.

— Вкусный этот торт, да?

 

— Да. Может, тебе чайку подлить?

— Нет, кофе. В кофе больше кофеина.

 

— Говорят, кофе вымывает кальций из организма.

— Я пью кальций отдельно. Чтобы не нервничать, быть спокойным, адекватным.

 

— Что ты сейчас читаешь? 

— Читаю о жизни Старца иеросхимонаха Сампсона (Сиверса). Две бесценные красные книжки! Удивительный Человек с большой буквы! Я Его очень люблю!

 

— Ты меня пугаешь. Ты в монастырь собрался?

— Нет. Почему? В монастырь нужно отдельное призвание. Это просто необходимость какая-то. Есть призвание у людей - уйти, отказаться от внешнего мира, но я не могу. Я считаю, что у меня есть определенного рода задача здесь, я ее выполню сначала, а потом в старости, может быть, пойду в сумасшедший дом или в дом престарелых, чтобы никому не мешать. Найду себе там спутницу. У меня характер вредный. Будем жить через стенку.

 

— Кошмар! О чем думает молодежь в 26 лет! Я уже поняла, чему ты научился в одной передаче, потом в другой передаче. К чтению духовной литературы, мне кажется, подвигло именно приобщение к масс-медиа? Посветившись на экране, приобретя популярность, ты понял, что…

— Нет. Я пришел туда целый.

 

— На передачу, на телевидение?
— Да.

 

— И там разрубили твою душу на мелкие кусочки?

— Да. Потом я начал как-то пустеть, пустеть, а потом уже наступил внутренний голод, пустота, когда ты понимаешь, что жизнь проходит мимо. Вот слава: говорят, что актер, слава богу, востребованный, популярный, и ради славы он на многое готов. Ну, вот была эта слава. Что она дает? Невозможно иметь личную жизнь, потому что все общественное. Личная жизнь – только дома, где-то под одеялом, или в такси на заднем сидении, чтобы никто не видел. Остальное все общественное. Вот и вся слава. 

Мне она мешает. Я не знаю, как это объяснить. То есть нужна слава для чего-то. 

 

— Ты не хочешь популярности, всенародной любви? Или ты уже глотнул и понял, что это не твое?

— Слава нужна для чего-то. Это как кастрюля, в которой можно сварить борщ или кипятить воду. Вода выкипит, и кастрюля сгорит. То есть слава нужна для чего-то. Сама по себе слава не приносит удовольствия. Если есть какая-то информация, которую я хочу передать, то слава мне помогает это сделать. Я могу рассказать это одному человеку, компании, десятерым. А в телевизоре – миллионам могу рассказать. Я верю в то, что в телевизор попадают неслучайно. Сама по себе слава зачем?
Был такой товарищ Герострат.

 

— Геростратова слава.

— Да-да. Сжег храм Артемиды. Ну, это тоже слава, но зачем такая слава нужна? Слава бывает разной. 
Я считаю, что сейчас я обретаю какую-то базу, фундамент. Раньше я был… Не буду за столом говорить… Как пенопласт, плавающий туда-сюда, сам по себе - куда ветер подует, туда и я. А сейчас есть база, есть фундамент, и именно поэтому есть возможность выбирать. Вот есть я и есть внутри кое-что, и оно важнее, чем все мое внешнее богатство, чем-то, что меня тянет в разные стороны и опустошает. Поэтому, если я выбираю что-то, я выбираю то, что меня развивает, что я могу принести какой-то свет, пользу.

 

— Это касается самообразования. Ты нигде не учишься? У тебя, получается, незаконченный театральный, незаконченный юридический. Тебя не тяготит, что нет какого-то диплома? Жизнь такова, что бумажка-то все равно нужна.

— Юридический - там у меня техникум, я его окончил. По образованию я правовед, но истек срок действия. То есть нужно было как-то развиваться дальше, работать, иначе все это выбрасывается. Я пытался это объяснить родителям, они не понимают. Мне это не интересно, и не могло быть интересно изначально, мне скучно это.
А театральный, что касается знаний о профессии, я получил. Я себе не представляю сейчас туда вернуться, доучиться. Мне кажется, знания я получил. Так или иначе все равно есть теория. У меня была несчастная любовь на первом курсе, и весь первый курс у меня выпал. Я потом, чтобы спастись от негативных каких-то ощущений, ударился в учебу. Были ребята, которые просто ходили на занятия, а я фанатично читал книги.

 

— Станиславского?

— И его в том числе, всех подряд. Я был такой трудоголик. И я получил все необходимые знания, которые я мог там получить. Сейчас мне нужна практика, это было бы интереснее. 
А так нехорошо, наверное, незаконченное образование.

 

— Да, в общем, фигня. Это я так спросила. А в кино тебя не приглашают? В театр?

— У меня есть внутреннее ощущение, что все будет хорошо.

 

— Ну, с твоей внешностью спрашивается: где режиссеры?

— Все будет хорошо обязательно. Обратная система у меня: сейчас что-то происходит, потом я об этом рассказываю, что что-то произошло. А то, что мне хотелось бы, лучше пусть оно сначала произойдет, потом я буду про это говорить.

 

— Ну, правильно. Мне стоит кому-то рассказать, проболтаться, у меня тут же все срывается, как правило…

 

Часть I                                                                                                                                                                             Часть III

 

 


20.01.2008
беседовала Ирина Колпакова 

 

Биография

Роман Тертишный родился 19 августа 1981 года в Острогожске. Однако своё детство он провёл в г.Красноярск, там же учился, сначала в общеобразовательной школе №134, потом в

Подробнее...

Комментарии к новостям

Отзывы телезрителей

  • 19.08.2017 20:02
    Рома, поздравляю! Желаю успехов! Чтоб каждый день тебе дарил большой вагон душевных сил. :lol ...

    Подробнее...

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Комментарии   

 
+4 #1 Kakasita 12.02.2015 18:16
Май! Маюша! Роман! Ты сам самый настоящий роман! Как же ты хорошо чувствуешь жизнь , людей, обстоятельства! Я 8 лет ничего о тебе не читала , думала иногда, вспоминала , но твои мысли ... Как же нестандартно ты мыслил и говорил! Как интересно почитать сейчас твое интервью! За окном дождь- у нас дождь , не снег- читаешь и просто на душе от твоих ответов на вопросы так хорошо делается! Но это 2008 год, а сейчас уже 2015! И от твоих серий про хомяков просто бросает в дрожь! Май! Ты действительно такой фактурный молодой человек! Ты не просто попал на экран! Ты должен был нести нам всем свет и радость !
Цитировать